gas2016 (1)
Мнения

4 беспокоящих вопроса по поводу газовой сделки «Харель»

Страховая компания «Харель»и другие партнеры объявили о приобретении части месторождения «Тамар». Эта сделка имеет острый запах манипуляции и вызывает несколько вопросов — утверждает Амнон Португали, исследователь центра Хазана при институте Ван-Лир.

4 июля общество с ограниченной ответственностью, в которое входит финансово-страховая компания «Харель», объявило на бирже о подписании соглашения о приобретении 3% доли газового месторождения «Тамар», и опции на приобретение еще 1% доли от месторождения, оцениваемого в 12.3 млрд. долларов. Группа «Нобель Энерджи» выступила со схожим заявлением. Но вот несколько вопросов, которые должны лишить сна каждого, кто думает, что его пенсионные накопления находятся в надежных руках; в особенности тех, кто держит пенсию в компании «Харель».

1. Кто принял решение об инвестиции, какие были проведены проверки, и какая организация дала на эти инвестиции разрешение?

Сделка, заключенная компанией «Харель», вновь поднимает вопрос «проблемы представительства»в страховых компания и пенсионных фондах. Граждане Израиля обязаны пользоваться услугами таких компаний, как «Харель», для управления накопительными и пенсионными фондами. Их руководители имеют право принятия единоличных решений о том, куда инвестировать и направлять средства вкладчиков. Доводы, которые они руководствуются при принятии решений, не обязательно соответствуют общественному благу. Эта ситуация известна в академических кругах как «проблема представительства». Нынешняя сделка – следствие подобной политики. Государству пора подумать о том, как это контролировать.

Предполагается, что директора пенсионных фондов независимы в своих решениях. В данном случае решение было принято, якобы, директором страховой компании «Харель». Были ли комиссии по инвестициям тех фондов, которые в ней участвуют, полностью независимы при обсуждении сделки? Можно ли получить протоколы заседаний? Все это напоминает пример инвестиций Данкнера в газету «Маарив», и другие подобные решения.

2. Правильно ли пенсионным фондам инвестировать в газовое месторождение, в свете уникальности подобной инвестиции?

Инвестиции в газовые и нефтяные месторождения имеют свою специфику. По сути, здесь инвестор обязан совершать дополнительные инвестиции в проект, если они потребуются. Если «Харель» и ее партнеры решат, что дополнительные инвестиции в проект опасны, и не станут их делать, то потеряют всю свою долю в месторождении.

Таковы правила игры в нефтегазовом партнерстве. Если один из партнеров решает прекратить инвестировать в проект, когда требуется дополнительная инвестиция, он теряет все инвестиции в проекте. Они не становятся меньше, как происходит при выпуске акций обычных концернов, он теряет все.

Необходимо удостовериться в том, что аналитики компании «Харель»приняли это во внимание.

3. Почему для этой сделки понадобилось создавать общество с ограниченной ответственностью, которое ставит под угрозу стабильность пенсий?

Приобретение доли в месторождении «Тамар» компанией «Харэль» было совершено посредством нового концерна, общества с ограниченной ответственностью, созданного специально для заключения сделки — вместо того, чтобы инвесторы работали напрямую. К этому Обществу присоединился третий партнер – из группы «Керен таштийот Исраэль» (ТАШИ). Выглядит, как пирамида — структура, запрещенная законом два с половиной года назад.

Здесь самое время сказать несколько слов о том, что скрывает аббревиатура ООО. В такой структуре, как правило, есть два вида инвесторов: т.н. ограниченные вкладчики, которые выделяют деньги, но прав на управление этим средствами у них нет, и общие инвесторы, которые управляют обществом и получают за это комиссионные и отчисления от «ограниченных» партнеров.

Следует отметить, что в обществе с ограниченной ответственностью есть структурное разделение между капиталом, привнесенным, главным образом, «ограниченными вкладчиками», и между контролем, который осуществляет общий партнер. Это разделение создает явную проблему представительства — между ограниченными партнерами с долевыми правами и генеральным партнером, контролирующим деятельность ООО. В нашем случае инвесторами с ограниченной ответственностью, теми, кто вкладывает средства в сделку по приобретению доли в месторождении «Тамар», стали страховая компания «Харель», институционные структуры, также принадлежащие «Харель», и партнер из «Керен таштийот ле-Исраэль» (в который входят структуры, также принадлежащие страховой компании «Харель»). «Харель» не сообщила о том, кто в этом обществе генеральный партнер, каков размер комиссионных за управление, каков размер отчислений. Было бы оправдано потребовать от «Харель» подобный отчет.

Более того, инвестиции посредством ООО ставят инвесторов из группы «Харель»в полную зависимость от инвестиции третьего внешнего партнера – ТАШИ. Если он по какой-либо своей причине решит больше в «Тамар»не инвестировать, например, при запланированном расширении инвестиций на 300 млн. долларов, то это решение может привести к потере нынешней инвестиции «Харель». Здесь можно вспомнить решение Бени Штайница не вкладывать деньги в бурение скважин в «Тамар» в октябре 2008 г. — что привело к потере всех инвестиций его и его партнера Йоси Ланготского в месторождение.

Я уверен, что «Харель»может объяснить, почему эта сделка так необходима. Но нельзя абстрагироваться от того, что создается еще одна корпоративная структура, руководство которой – генеральный партнер – будет взимать комиссионные за управления и получать отчисления от вкладчиков. Деньги здесь большие, объем принятых отчислений в нефтегазовом партнерстве в Израиле составляет 10%. Напомню, что инвесторы в данном случае – это те, кто вкладывают деньги в пенсионные кассы, которыми «Харель» управляет, взимая за это немалые комиссионные. Таким образом, комиссионные удваиваются, а именно с этим позорным явлением и пытается бороться биржа. И нельзя игнорировать зависимость от рисков, которым могут подвергнуться вкладчики «Харель»в подобной структуре.

4. Цена сделки: все ли верно и приемлемо

Сделка заключена по чрезмерной цене, и таким образом, общество платит дважды. Или тарифы за газ и электричество, и стоимость жизни останутся высокими, или газовая цена снизится до реальных пропорций, и общество потеряет в своих пенсионных накоплениях. Через пять лет «Электрическая компания»сможет потребовать снижения цены за газ в размере 25%. Газовому концерну будет очень трудно противостоять этому требованию, потому что к тому времени на рынке появится новый-старый игрок – Египет. Тогда он сможет обеспечивать «Электрическую компанию» газом, и с радостью это сделает по цене 4.5 долларов за единицу.

25%-е снижение тарифов на газ с начала следующего десятилетия, и отмена ошибочной привязки к американскому индексу цен, которая привела к росту цен на газ, значительным образом уменьшит денежный поток от месторождения «Тамар». Это ударит по рыночной стоимости месторождения и, разумеется, повлияет на уровень риска, прибыльность и процент капитализации. Понятно, что стоимость в 12.3 млрд. долларов – основа для сделки группы «Харель» с компанией «Нобель Энержи» — является излишне высокой.

В итоге не совсем понятно, почему «Харель»соглашается платить сумму, указанную в заявлении для биржи, и в чем заключается интерес владельцев и руководителей группы компаний «Харель» в данной сделке?

В свете вышесказанного, необходимо обратиться к Дорит Зелингер, главе Управления по контролю над рынком ценных бумаг, страхования и накопительных программ при Министерстве финансов, к Дуду Лави, инспектору по контролю за доверительными фондами в Управлении ценных бумаг, а также на биржу — с требованием не утверждать эту сделку до тех пор, пока не будут получены ответы на заданные выше вопросы, и не будет получен полный отчет.

Амнон Португали, исследователь центра Хазана при институте Ван-Лир

Поделиться

Подписка

Подпишитесь на уведомления, чтобы сразу узнавать о новых публикациях на нашем сайте.

Реклама

Погода

Тель-Авив, Израиль
15°
ясно
влажность: 59%
Ш 16 • Д 12
19°
Ср
18°
Чт
16°
Пт
15°
Сб
18°
Вс
Weather from OpenWeatherMap

Реклама

Реклама