china-1
В мире

«Заводной Мандарин»: Китай внедряет технологии тотальной слежки

Китайская Компартия планирует оценивать статусы всех граждан страны. Новому програмному обеспечению предстоит решать, кто хороший житель, кто плохой, кого наказать, а кого помиловать. О загранице Китай тоже позаботится, в том числе об Израиле и США.

Китаец Джафин Хуанг, входя на Вибо (китайская версия Твиттера), делал то же самое, что миллионы пользователей социальных сетей: рассматривал фотографии милых домашних животных, обменивался видео или незамысловатыми текстами. Более чувствительными вещами китайцы делиться не могут из-за правительственной цензуры.

В сентябре 2015 года Хуанг заметил необычное, или даже загадочное явление: станица его заполнилась какими-то странным цифрами. Он быстро понял, что числа эти не случайны, что они связаны со статусами его друзей или других юзеров сети, даже незнакомых.

Хуанг написал на сайте: «Мои друзья, и даже незнакомые люди, стали делиться оценкой своего статуса?». Но оказалось, что это компания «Алибаба» — китайский телекоммуникационный гигант, который контролирует большую долю социальных сетей в стране — обработала информацию о своих клиентам и выдала им оценки.

На Западе «Алибаба» стала известна благодаря крупнейшей IPO (эмиссией) в истории, она конкурирует с EBay и Amazon. А в Китае «Алибаба» контролирует около 80% интернет-магазинов страны. На нее подписаны около 350 миллионов человек, которые покупают через эту систему почти все, от подарков до путешествий.

И вот что сделала компания: взяла информацию профиля своего подписчика, туда входит всё — что он покупал, куда ездил, что предпочитает, чем занимается — поместила эти данные в специально разработанный алгоритм. Он и выдал экономический рейтинг (оценку статуса) каждому человеку, который колеблется в пределах от 350 до 950 баллов. Хуанг, например, получил 588 – где-то посередине.

Так как рейтинг Хуанга низковат, его шансы получить кредит, арендовать автомобиль или получить доступ к разным социальным услугам невелики. Даже на сайтах знакомств профиль его не ахти, и это не шутка! Вице-президент «Байхэ», популярного сайта сватовства в Китае, так объяснил свою позицию в интервью BBC: «Мы размещаем базу данных людей по данным рейтинга, который они получили. Люди должны знать, что у их будущего супруга есть экономическое будущее, которое может обеспечить им удобную жизнь».

В то время как Хуанг и его друзья сравнивали показатели рейтинга, «Старший брат», т.е. китайская компартия, спокойно анализировала результаты. В итоге власти в Пекине одобрили действия «Алибабы», и позволили еще семи другим компаниям запустить пилотный проект рейтинговой системы, дабы поучиться опыту.

Цель китайского правительства — ввести к 2020 году национальную оценочную систему, охватывающую всех граждан Поднебесной. Но это не будет системой, анализирующая только экономическую деятельность, как это делает «Алибаба». Спектр интересов будет гораздо шире, и, по-видимому, государственная система будет сосредоточена на основном вопросе: хорошо ли гражданин служит интересам КПК? Система сможет узнать, кого требуется наказать, кто уклонился от линии партии. Для этого ей придется обработать гораздо больше информации, чем просто финансовые данные.

Роджер Кримерс, эксперт по Китаю в Оксфордском университете, перевёл документ китайского правительства, описывающий идеологию этой рейтинговой системы. В документе указывается, например, что система придаёт «большое значение укреплению честности людей в обществе». Что подразумевается под этим? Пока трудно сказать точно, информация о поведении системы по-прежнему туманна, но ясно одно: оценка позволит китайскому правительству быстро определить лояльных правительству людей — или неблагосклонно настроенных. И избавиться от последних. Врачи и учителя, к примеру, получат должную оценку, в зависимости от их продвижений в работе или увольнений. Судьи и чиновники, получив низкую оценку, не смогут стать директорами, журналистами или работать в крупных правительственных структурах.

Распространение «вирусных» мнений в социальных сетях — за это китайское правительство даст низкую оценку или арестует. За упоминание об известных исторических событиях, о которых запрещено вспоминать (бойня на площади Тяненьмэнь в 1989, например), будет выставлена низкая оценка. Каждый, кто опубликует «нежелательные» режиму новости — например, о падении Шанхайской фондовой биржи, которое произошло в июле прошлого года — получит низкий рейтинг.

В западных СМИ систему назвали «оруэллианской», и для подобной аналогии есть веские причины. Но коснёмся еще одной изюминки этой системы. Если один из друзей Хуанга опубликует не утвержденное партией политическое мнение или новость, способную смутить правительство — «полетит не только его рейтинг», но и рейтинг Хуанга.

Этот принцип будет иметь последствия для всей структуры китайского общества и влиять на качество жизни. Так как каждый сможет видеть рейтинг всех (сегодня это уже работает для клиентов «Алибабы»), и каждый решит, стоит ли ему поддерживать контакт с людьми, получившими низкую оценку статуса, или нет.

Другими словами, люди вынуждены будут выбирать между кредитом, который смогут получить при высоком рейтинге — и старыми друзьями, рейтинг которых упал из-за недовольства правительством. Тот, кто будет поддерживать связь с несогласными (например, практикующие Фалуньгун, которых режим репрессирует с 1999 года), может потерять и собственные позиции в обществе. Более того, он может лишиться и своей семьи.

Если продвинуться на шаг дальше, то картина совпадает с унылыми сценами книги Джорджа Оруэлла «1984»: оценочной системе удастся создать изолированное общество с единственным мнением — точкой зрения Коммунистической партии и правительства. Непокорных отправят в ссылку, тюрьму или трудовые лагеря. Впрочем, это уже многие десятилетия происходит.

Камеры везде, в любой момент

Когда-то тайная полиция Германии использовала тактику подсадки агентов, подстрекавших простых граждан ругать власти. Потом этих граждан, соответственно, арестовывали. Китайский режим адаптирует ту же тактику. В период «арабской весны» тайные агенты «разоружили» заговорщиков, которые планировали организовать аналогичные акции протеста в Китае.

Но гораздо более эффективным средством режима являются все же не тайные агенты, а «архив», заведенный на каждого гражданина. Китайцы называют этот архив «Данг-Энн». Он включает в себя фотографии, физические характеристики, оценки, полученные в начальной школе и ВУЗ-ах, отпечатки пальцев, политическую историю (пионер, комсомолец, коммунист и т.д.), предпочтения, мнения, списки друзей, и многое другое.

Для успешной оптимизации «Данг-Энн» распределен между гражданскими учреждениями и Министерством обороны. Для еще более успешного продвижения этой системы китайское правительство запустило в 2002 году добавочную программу под названием «полиция сетей». Журналист Этан Гутман опубликовал в ряде крупных западных СМИ своё независимое расследование, показав, что «полиция сетей» была создана фирмой Cisco. Сама Cisco в этом не призналась.

«Я прилетел в Шанхай для участия в торговой ярмарке по архитектуре, — рассказывает Гутман в интервью «Epoch Times». — «Первым, что я увидел, когда вошел, был плакат Cisco. Системный инженер компании старательно пытался рекламировать мне свою фирму, доказывая, насколько успешно её программа раскручена в Китае. Он пояснял, что система не только позволяет получить доступ к информации о судимости частного лица, или нарушениях им правил дорожного движения — программа Cisco позволяет Министерству обороны Китая в течение нескольких секунд войти в архив «Данг-Энн» на месте работы любого лица, и получить информацию о его политической ориентации и семейную историю».

Гутман расспросил инженера подробней, и тот сказал, что полиция также может удаленно просмотреть веб-страницу человека и прочитать его электронную почту.

А кроме того, эта рейтинговая система, которая будет запущена в ближайшие годы по всему Китаю, наверняка будет использовать также информацию, поступающую из видео-камер, расставленных на всей территории страны.

Кто-то из коммунистической партии решил назвать эту систему «Скайнет», заимствовав название у популярного боевика «Опасная миссия». Как и в фильме, китайский «Скайнет» распространяется почти на всё общественное пространство в Китае с момента его запуска в 2005 году. Пекин, например, до Олимпиады установил около 300 тысяч камер, не считая камер в такси, по данным гонконгской газеты «Мин Пао». Два года спустя число камер возросло до 400 тысяч, а в мае 2015 полиция добавила еще 30 тысяч камер. Картинку с них отслеживают 4.300 специально обученных сотрудников полиции.

Но «Скайнет» один «не справляется». Ему нужна дополнительная, более продвинутая система, сканирующая собранную информацию, и чтобы она обязательно базировалась в США. Такая уже есть, и называется «Большой Интеллект», как сообщает новостной китайский сайт Creaders. Ван Ли-Джон, бывший начальник полиции города Чунцин, говорит, что система за 12 минут сканирует информацию о 1,3 миллиарда человек в Китае. Ей нужно 4 минуты, чтобы обработать информацию по заданному списку, и 3.5 минуты, чтобы проверить водительские права каждого автовладельца в Китае, утверждает радио Sound of Hope.

В свете этого можно видеть, что каждый житель Китая получит свой рейтинг по данным «Скайнета», «Большого Интеллекта» и «Данг-Энн», а также по следам активности в соцсетях, по использованию интернет-приложений и систем оплаты в интернете, по переписке в электронной почте. Но если вы думаете, что теперь знаете о возможностях «Большого Брата» всё — вы ошибаетесь! Китай шагнул еще дальше, туда, о чем Джордж Оруэлл и фантазировать не смел.

Китайские хакеры, американская OPM и израильские пенсионные компании

В начале июня 2015 года внезапно пробудилась от долгого сна программа обороны США «Эйнштейн», сканируя информацию о дорожном движении. Программа выбросила на экран уведомление, что кто-то чужой проник в персональную информацию правительственных учреждений (OPM).

OPM хранит данные десятков о миллионах государственных служащих, работающих сейчас и работавших в прошлом. По-видимому, хакеры смогли получить пароли и проникли внутрь системы. Washington Post сообщил, что прорыв вызван какой-то вредоносной программой, которую запустили в компьютеры и которая была обнаружена во время проверки.

Не важно, как был обнаружен прорыв. Важно, что он сотряс американское общество. Кто-то получил информацию, которую администрация США собирала 30 лет – данные проверок, социальное обеспечение, ветеранство, домашние адреса, даты рождения, медицинское страхование, пенсионное обеспечение и т.д. Данные на 21.5 миллионов американцев!

Министерство по управлению персоналом, среди прочих задач, отвечает и за обеспечение безопасности. Личность каждого, кто когда-либо работал в службе безопасности, теперь тоже стала открытой. Например, ЦРУ теперь не сможет работать с людьми, данные о которых содержались в утечке.

Пятью месяцами ранее Anthem (одна из крупнейших фирм медицинского страхования США) объявила, что является жертвой ограбления. Хакеры взломали компьютер и украли личную информацию на 80 миллионов клиентов — истории болезней, адреса мест жительства, идентификационную информацию, данные полисов и многое другое.

Цифровой след хакерских атак плавно вывел на Китай, а точнее, на группу хакеров, работающих на режим.

«Китай не заинтересован зарабатывать деньги на информации, которую крадёт», — сказал газете Epoch Times Адам Майерс, вице-президент CrowdStrike, одной из групп, вылавливающей хакеров. — «Китай стремиться накопить как можно больше информации о как можно большем количестве людей, чтобы использовать её в будущем, так или иначе».

Каким образом будет использована накопленная информация? Выясняется, что правительство Китая занимается разработками программного обеспечения для обработки украденной информации, с целью анализа ситуации — пояснил Epoch Times один из разработчиков программы. Другие китайские источники также признают это.

Программное обеспечение, по словам источника, использует существующие шпионские программы, и собирает информацию из существующих баз данных (полиции, разведывательных служб, интернета и т.д). Другими словами, программа позволит создать всесторонний профиль жителей США и сортировать их по категориям.

«Китай может легко и эффективно управлять «списком покупателей» технологий и изобретений, которые он хочет украсть, а программное обеспечение подскажет, на какого человека в этой сфере можно надавить» — говорит Каси Флеминг, генеральный директор BlackOps Partners — крупнейшей американской компании, которая обеспечивает защиту коммерческой информации для, примерно, 500 фирм.

«Они анализируют данные и профили людей, находят тех, у кого есть недостатки, чтобы воспользоваться ими в своих интересах» — утверждает Тони Коул, вице-президент компании FireEye по информационной безопасности.

«Сравнение различных профилей может выявить, например, что у высокопоставленного работника госбезопасности отец в больнице, и ему не хватает денег. Видя финансовое затруднение такого человека, его могут найти, прийти к нему и сказать: «Мы вам поможем деньгами, а вы нам помогите таким-то образом». — говорит Адам Мейерс из CrowdStrike.

В августе 2015 китайский режим применял такую тактику к Японии. Программисты лаборатории Kaspersky обнаружили китайских хакеров, взломавших компьютеры пенсионных японских правительственных организаций.

В каких странах они действуют таким же образом? Может быть, в этот момент они незаметно проникают в компьютеры израильских пенсионных компаний и правительственных учреждений Израиля? Хотя у нас нет никакой информации о подобных попытках китайских хакеров, но, оказывается, китайцам не нужно взламывать компьютеры на этом этапе. Они придумали более лёгкий способ овладеть пенсионной информацией — взять их под своё управление.

Статья 11 Закона о государственной безопасности, принятая Компартией Китая, обязывает китайские компании проверять электронную аппаратуру связи, а также другое аналогичное оборудование и устройства, принадлежащее организациям или частным лицам. Другими словами, этот закон позволяет КПК, военным и разведывательным организациям Китая иметь прямой доступ к оборудованию китайских компаний за рубежом. Что это означает для, например, попытки передать управление израильской пенсионной фирмы «Феникс» в руки китайской «Фосон»? Не обернется ли такая «передача управления» утечкой информации? Не ставит ли это под угрозу и систему страхования нашей страны, и ее национальную безопасность?

На данном этапе на эти вопросы нет четких ответов. Но одно можно сказать наверняка: если спецслужбы КПК обратились бы к фирме «Фосон», чтобы получить доступ к компьютерам фирмы «Феникс», «Фосону» было бы очень трудно отказать им в подобной просьбе. Запрос Epoch Times к фирме «Фосон» по этому поводу остался безответным.

США также разработали подобную систему, для использования в NSA. Об этом сообщил Эдуард Сноуден. Но американская система PRISM первоначально была построена для слежки за враждебными террористическими организациями — а не за американцами. А китайское программное обеспечение разработано, чтобы шпионить за своими гражданами и контролировать их.

Иллюстрацию в различиях подхода между Китаем и Соединенными Штатами мы увидели в начале ноября 2015 года, когда китайская фирма по производству оружия, дочерняя Norinco, рассказала, что установила в нескольких пограничных районах Китая: Синьцзян, провинции Юньнань и Тибете, систему, цель которой — не дать возможность китайцам убежать за границу.

В то время как большинство стран ищут творческие пути предотвращения нелегальной иммиграции, китайский режим делает обратное: депрессирует своих граждан еще сильнее. По словам одного из производителей оружия, «новая система имеет больший диапазон охвата и больший сдерживающий фактор. Она использует беспилотные летательные аппараты и акустическое оружие, которое травмирует людей, делая их инвалидами, или даже обивает их».

Публикуется с разрешения Epoch Times. Фотография David Monniaux с Викисклада.

Поделиться

Реклама

Подписка

Подпишитесь на уведомления, чтобы сразу узнавать о новых публикациях на нашем сайте.

Реклама

Погода

Тель-Авив, Израиль
14°
слегка облачно
влажность: 62%
ветер: 3Миз Ю
Ш 18 • Д 6
17°
Пн
18°
Вт
15°
Ср
14°
Чт
14°
Пт
Weather from OpenWeatherMap

Реклама

Реклама