very-old-books-loleia
Мнения

Горькие уроки одного закона

1 сентября вступит в силу отмена т.н. «книжного закона», не оправдавшего ожидания ни писателей, ни книготорговцев. В связи с чем и у тех, и у других возникают новые проблемы.

Напомним, что «книжный закон» («хок а-сфарим») был впервые выдвинут депутатами Кнессета Ницаном Горовицем («Мерец»), Шели Яхимович, Нахманом Шаем (оба — «Авода»), Яривом Левиным («Ликуд») и Звулуном Орлевым (МАФДАЛ) в феврале 2010 года, а затем был поддержан министром культуры и спорта Лимор Ливнат («Ликуд»). Тем не менее, после долгих и бурных споров Кнессет утвердил этот закон лишь 31 марта 2013 года, а официально он вступил в силу лишь феврале 2014-ого.

Авторы закона были движимы самыми благими намерениями: чтобы защитить интересы писателей и обеспечить им получение достойных гонораров, они запретили книготорговцам объявлять скидки и включать в «особые мероприятия» любые книги в первые три года после их издания. Идея закона заключалась в том, что израильские читатели, поняв, что скидок на заинтересовавшие издания не дождаться, начнут покупать их по первоначальной цене, заявленной издателями (обычно в диапазоне 80-120 шекелей). Соответственно, и гонорары писателей, получающих их от процентов с продаж, значительно возрастут.

Как это часто бывает, благими намерениями оказалась вымощена дорога в ад: народ отказался брать книги по изначально заявленным издателями и торговыми сетями ценам, и книгопродажи стали стремительно падать.

Но если такие маститые авторы, как Давид Гроссман, Амос Оз, Меир Шалев и др., имеющие немало постоянных поклонников, действительно немного выиграли от нового закона, то начинающие и менее известные авторы однозначно проиграли. Их книги стали залеживаться в магазинах мертвым грузом, а книготорговцы не могли объявить на них скидки, чтобы ускорить продажу, так как закон это запрещал.

В итоге новый министр культуры и спорта Мири Регев («Ликуд») в июне 2015 года создала комиссию по проверке эффективности «книжного закона», в марте 2016-го объявила о своем намерении его отменить, а 25 мая провела это решение через Кнессета.

Таким образом, 1 сентября закон вступит в силу, но… возникает вопрос, как быть авторам книг, изданных до этой даты? Ведь закон обратной силы не имеет, а значит, все изданные в течение его действия книги по прежнему должны продаваться по прежним ценам.

Как следствие, возникает следующая ситуация. Допустим, некий молодой автор издал роман в мае 2016 года, и тот продается в книжных магазинах по «рекомендуемой цене» в 100 шекелей. Продается он так себе, так как любой покупатель трижды задумается, стоит ли выкладывать деньги за книгу, которая может не оправдать его ожиданий.

В сентябре другой молодой автор также издает книгу, и издательство рекомендует продавать ее за 100 шекелей. Но так как книжный закон уже отменен, то книготорговцы, видя, что продажи буксуют, объявляют на него 50% скидку или включают в мероприятие «1+1», «3 книги за 100 шекелей» и т.д.

Это срабатывает: книга начинает расходиться, читатель открывает для себя нового талантливого мастера слова, продажи продолжают расти, тираж допечатывается, и уже вторая книга того же автора расходится (после скидки или даже без нее) куда быстрее. Между тем, книга первого автора, возможно, не менее талантливого продолжает лежать на полке, так как за 100 шекелей ее по прежнему брать никто не хочет (тем более, что вокруг куча интересных книг по куда более низким ценам), а книготорговцы по прежнему не могут объявить на нее скидку еще в течение двух с лишним лет – ведь книга подпадает под действие закона!

В итоге спустя год книга убирается с полок и начинает либо лежать мертвым грузом на складе, либо вообще перерабатывается на макулатуру. И, соответственно, следующую книгу такого несчастливца ждет столь же холодный прием.

Таким образом, отмена закона наносит по писателям, выпустившим книги в период его действия новый, еще более тяжелый удар, ставая их в поистине тупиковую ситуацию.

В Министерстве культуры и спорта вроде бы нашли из нее выход: писателям предлагается продекларировать, что они не заинтересованы в том, чтобы на их произведения распространялся закон 2014 года, и разрешают объявлять на них скидки. Но юристы говорят, что даже после такой декларации у владельцев книжных магазинов остаются проблемы, и они предпочтут такие декларации не замечать. Да и зачем, когда им и так есть что продавать без всякой головной боли?!

Еще одна проблема возникает с переводными изданиями, вышедшими в период действия закона – на них тоже запрещено объявлять скидки, а запросить декларацию с иностранных авторов и издательств дело непростое. Вот и лежат в израильских магазинах книги американских, английских, российских и прочих авторов, которые давно могли стать бестселлерами. И будут лежать.

Остается надеяться, что история «книжного закона» послужит хорошим уроком депутатом Кнессета, которые, наконец, поймут, что своим законотворчеством могут иногда заварить такую кашу, что расхлебывать ее придется не один год.

Петр Люкимсон, НЭП. Фотография loleia, FreeImages.com

Поделиться

Подписка

Подпишитесь на уведомления, чтобы сразу узнавать о новых публикациях на нашем сайте.

Реклама

Погода

Тель-Авив, Израиль
20°
облачно
влажность: 40%
Ш 20 • Д 7
18°
Ср
16°
Чт
16°
Пт
16°
Сб
16°
Вс
Weather from OpenWeatherMap

Реклама

Реклама