kahlon4
Мнения

«Кандидаты на вылет»: зачем Минфину идеи, обреченные на провал

Закон о хозяйственном урегулировании появился на свет в виде временных экстренных инструкций в условиях экономического кризиса 1985 года. С того момента он стал основным инструментом в руках Министерства финансов для быстрого и одновременного проведения через Кнессет большого числа законов. Противники закона называют его антидемократическим: при подобной модели серьезно обсудить важные законы и сотни поправок просто нереально. Особенно под угрозой того, что если закон не принят, то все отправляются на выборы.

Как правило, министр финансов понимает, что все параграфы закона ему утвердить не удастся. Потому вводит в законопроект параграфы, которые не имеют экономического или бюджетного аспекта, и порой заведомо лишены шансы на прохождение в Кнессете. Зато их можно использовать в качестве резерва для политического торга, и достижения компромисса. То есть, когда давление возрастает, министр просто соглашается эти параграфы удалить — в обмен на сохранение действительно важных для него реформ.

Однако в этом году такая практика стала особо циничной. Когда перед минувшим уикендом министр финансов Кахлон распространил проект закона о хозяйственном урегулировании, который будет сопровождать государственный бюджет на 2017-18 годы, выяснилось, что чиновники Минфина составили длинный документ с почти случайным списком законов. Например, экономическая реформа по усилению конкуренции в банковской сфере в него не вошла, а пункт о реабилитации заключенных присутствует.

В последнем варианте законопроект стал гораздо менее грандиозным, чем выглядел еще в начале недели минувшей недели. Было 148 страниц — осталось 122. Изъяли некоторые реформы, в том числе попытку ужесточить контроль за пенсионными фондами ультраордотоксальной общины, или параграф, ограничивающий частную практику заведующих отделений общественных больниц. Но все еще сохранен и по прежнему длинен список реформ, хотя вероятность принятия многих из них колеблется в диапазоне от призрачной до нереальной.

Взять хотя бы параграф, в котором говорится о введении услуги коллективных перевозок. Министерство финансов разработало законодательную базу, которая позволит обеспечивать «перевозку нескольких пассажиров по динамичному маршруту, по разной цене для каждого пассажира, в соответствии с нужным ему пунктом назначения». Тут не указано, что речь идет только о зарегистрированном водителе такси. То есть законопроект разрешает компании Uber все же войти на рынок, не называя ее по имени. Однако этот закон может ударить по водителям такси, и министр транспорта Исраэль Кац, как ранее писал НЭП, выступает категорически против подобного законотворчества. Так что этот параграф из закона будет удален.

Еще один параграф касался попытки Министерства финансов добавить своего представителя в комиссию, консультирующую отдел контроля за экспортом в Министерстве обороны. Этот отдел дает разрешения на осуществление сделок. По предварительным оценкам, сделки на несколько миллиардов шекелей, способные поднять уровень занятости в израильской экономике, ждут утверждения, и в Минфине полагают, что следует смотреть на этот вопрос под более широким углом. А успехи таких правительственных компаний, как ТААС, РАФАЭЛь и «Авиационная промышленность», принесут государству дивиденды.

Однако Министерство обороны отразило инициативу, под предлогом того, что экономические интересы выражают сами компании, а на заседаниях комиссии и так присутствуют представители МИДа и Министерства главы правительства. Минфину пришлось довольствоваться надеждой на то, что в будущем ситуация изменится.

Есть еще реформы, которые пока остались в списке, но судьба которых тоже сложится, скорее всего, безрадостно. Например, реформа по развитию конкуренции в сфере интернет-услуг на основе инфраструктуры «Bezeq» считается успешной, более 300 тысяч клиентов подключились к различным компания связи. Если «Bezeq» мешает им работать, это — нарушение лицензии. Но компании жалуются, что «Безек» ставит им палки в колеса: то техник едет слишком долго, то взимает за свой визит слишком много, а Министерство связи во главе с генеральным директором Шломо Фильбером не прилагает особых усилий для того, чтобы «Bezeq» стал в полной мере частью реформы.

«Bezeq» принадлежит Шаулю Аловичу, приближенному к министру связи Нетаниягу, который в итоге даже не может напрямую заниматься делами компании из-за «конфликта интересов». И вот Минфин, недовольный ходом реформы, решил превратить ее в закон, нарушение которого станет уже гораздо более серьёзным нарушением. Но контроль за соблюдением закона может нанести тяжелый удар и по карману компании «Bezeq», и по репутации министерства связи. Нетаниягу не даст Минфину отобрать часть его полномочий — и это превращает параграф в очередного кандидата на вылет из закона о хозяйственном урегулировании.

Олег Линский, НЭП

Поделиться

Реклама

Подписка

Подпишитесь на уведомления, чтобы сразу узнавать о новых публикациях на нашем сайте.

Реклама

Погода

Тель-Авив, Израиль
11°
облачно
влажность: 62%
Ш 24 • Д 6
16°
Вс
17°
Пн
14°
Вт
15°
Ср
15°
Чт
Weather from OpenWeatherMap

Реклама

Реклама